[неделя] [юмор] [история] [конкурсы] [фотки] [творчество]
На главную
2.png
 
Главная
Форум
Фотки
Чего новенького?
Кто это сделал?
Я люблю этот сайт!
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Имя пользователя: Пароль:

Забыли пароль?
Поиск
 
Знаете ли Вы, что...
...Злая Фея пытается отвлечь Ректора от кардинального решения проблем?
 
Сегодня в математике
 
Интервью с Иосифом Владимировичем Романовским Версия для печати Отправить на e-mail

История :: Интервью :: Преподы :: Легенды :: Звуки

Иосиф Владимирович Романовский - выпускник и преподаватель МатМеха, любимый студентами за понятный курс и прекрасное чувство юмора. Когда-то и Иосиф Владимирович участвовал в общественной жизни факультета, будучи одним из авторов популярной факультетской газеты "Математик".

Интервью взято в начале 2006-го года.

И. В. о своём обучении
И. В. о старом МатМехе и своих преподавателях
Как И. В. выгнали с экзамена
И. В. о случаях на экзаменах
И. В. о газете "Математик"
И. В. о своём хобби

Иосиф Владимирович, многие люди, с которыми я общался, преподаватели и не только, упоминали Вас, говорили, что Вас нужно обязательно опросить.

И.В.: И у Вас уже опросник есть, да?

Да, какой-то опросник есть. Для начала хочется понять, когда вы учились. Вы ведь МатМех закончили?

И.В.: Да.

Какие годы, с какого по какой?

И.В.: Я учился в Университете с 52-го по 57-й год, тысяча девятьсот, конечно.

Это понятно.

И.В.: При этом первый год на геологическом факультете, остальные на МатМехе.

А перевелись на первый курс МатМеха с геологического?

И.В.: Ну, тогда не переводили, я проучился первый год геологического факультета, сдал сессию, потом меня перевели, я сдал две математические сессии и дальше учился, вот так.

А аспирантуру?

И.В.: И аспирантуру кончил. И с тех пор работаю в Университете. Точнее так: в конце аспирантуры меня перевели в НИИММ младшим научным сотрудником, потому что были ставки, так что аспирантуру я кончал уже в вечернее.

Стало быть, Вы учились ещё до того, как зародились недели МатМеха.

И.В.: Да-да-да, это были первобытные времена, и компьютеров не было.

Image
Дверь кафедры со странным рисунком на лице

Вы видели, как это всё начиналось...

И.В.: Ага.

...и были организатором, нет?

И.В.: Смотря чего. Понимаете, в мои студенческие годы я был сменным редактором газеты "Математик". Мы её вырастили до пяти метров в ширину. Был ещё один сменный редактор, мы через раз менялись. Интересно, что ответственным редактором был Георгий Петрович Самосюк, так что на успешном функционировании этой стенгазеты Самосюк рос как администратор. Он получал за нас выговоры регулярно, но каким-то образом успешно нас защищал.

Если я не ошибаюсь, он потом стал директором, да?

И.В.: Георгий Петрович? Да, он стал сначала директором вычислительного центра. Потом замдекана, по-моему, короткое время был, потом директором НИИММА.

Как начинались первые недели МатМеха?

И.В.: Не помню. К тому времени я уже был такой же опрашиваемый. Очень важной фигурой в той деятельности был Василий Николаевич Малозёмов. Малозёмов и Демьянов; они были настолько активны, что уже другим не надо было активность проявлять.

А в Ваши времена творческая активность в чем заключалась?

И.В.: Вот, газета была, мы там стихи писали иногда. В старые времена на МатМехе очень много писали стихов. В том числе Юрий Владимирович Линник, он регулярно такие у нас замечательные стихи писал.

А Вы ездили в стройотряды?

И.В.: В стройотряды нет, я ездил, - была такая предварительная форма, - я ездил на стройку. Один раз. Это было после второго курса. В стройотряды уже нет. Ста-а-арый был. Тот раз, когда я ездил на стройку, я всё-таки научился владеть топором и это сохранил, это важное умение. В строительных целях, конечно.

Хочется спросить про старый МатМех. Чем он отличался от нынешнего. Он ведь был в другом месте...

И.В.: Понимаете, старый МатМех отличался тем, что он был битком набит народом. Происходило вот что: мы отсиживали четыре пары - как правило было четыре, нагрузка была большая, - а после этого начинались семинары, и мы непрерывно переходили из лекций и упражнений в семинары. И это было безумно интересно и полезно. Вот то, что в нынешнем МатМехе это потерялось совершенно, - это безумно жалко.

Вы думаете это из-за переезда?

И.В.: Ну, по ряду причин переезд сыграл очень большую роль, потому что, когда МатМех был на 10-й линии, то даже в отсутствие метро это было удобно для всего города... ну, математической части города. И просто все съезжались, городские семинары были прямо на МатМехе.

Вы были против переезда?

И.В.: Вы знаете что... это трудно сказать, с одной стороны я понимал, что МатМеху нужно большие территории. Я видел, что семинары из-за этого погибнут, но я не мог себе представить, что это так жалко. Я недооценивал вот этой части.

Расскажите, пожалуйста, про своих преподавателей. Были ли среди преподаватели, у которых Вы учились, интересные личности яркие?

И.В.: Да ну, какие там интересные личности! Григорий Михайлович Фихтенгольц (смеётся), Дмитрий Константинович Фаддеев, Соломон Григорьевич Михлин, Леонид Витальевич Канторович, конечно, Юрий Владимирович Линник... Ну, понимаете, само перечисление, что тут говорить! Александр Данилович Александров, Александр Васильевич Погорелов. Понимаете...

Прямо сонм богов!

И.В.: Владимир Иванович Смирнов. Важно не забыть кого-нибудь.

Наверное, Вам будет сложно сказать, кто был любимым, потому что среди таких людей сложно выбрать.

И.В.: У разных были разные любимые преподаватели. Например, наши девочки очень любили слушать Николая Михайловича Матвеева, который читал дифференциальные уравнения, и был очень понятный. А мне Фихтенгольц очень нравился. Исидор Павлович Натансон, я его не перечисляю, потому что он не у нас читал, они с Фихтенгольцем читали через раз. Но был и Исидор Павлович.

Вас выгоняли с экзаменов?

И.В.: Нет. Я получил одну двойку... А! Выгнали меня один раз с экзамена, да! Да. Причем не просто выгнали, а с криком. Значит, я пошёл сдавать интегральные уравнения Ивану Петровичу Мысовских...

А-а-а!

И.В.: ...и ответил ему благополучно, и когда он уже ставил отметку, выяснилось, что я из другой группы и пришел без спроса. И вот тогда Иван Петрович с криком меня выставил, и я пришёл через два дня сдавать снова уже со своей группой. Интересно, что когда, уже будучи профессором, я Ивану Петровичу напомнил этот эпизод, Иван Петрович начал на меня кричать снова (смеётся). Но это один раз. Я один раз получил двойку по политэкономии, ну и потом пересдал на четвёрку через два дня тоже. А так всё было более-менее благополучно. У меня и четвёрок-то было мало.

Вы пользовались шпаргалками, какими-нибудь прочими методами, и вообще в те времена насколько это было распространено?

И.В.: Это было весьма распространено. И вот когда я сдавал физику... традиция была такая: лектор задавал вопросы, а потом выходил из аудитории чай пить. А я быстро подготовился и стал ему отвечать, ещё когда он не успел уйти. Он поставил мне пятёрку, потом посидел-подождал, увидел, что больше никто не хочет отвечать, и пошел чай пить.

Вопрос про ваших однокурсников. Был ли кто-то, кто сейчас преподаёт, или кто уже тогда чем-то выделялся? Творчеством, либо какими-то математическими достижениями?

И.В.: У нас были, конечно, интересные личности... Но я должен сказать, что несколько очень интересных личностей на МатМех вместе со мной не приняли... Я не прямо попал на геологический, сначала меня на МатМех не приняли. И точно так же не приняли ещё несколько человек, которые потом благополучно кончили другие вузы, например, Алексей Леонидович Вернер. Он пошел в герценовский институт, поступил на дефектологическое отделение. Потом по инициативе декана дефектологического факультета его перевели на физмат, он кончил физмат, остался там на кафедре. И некоторое время тому назад, лет десять примерно или больше, лет десять был деканом. Факультета. Так что вот, явно мальчик вырос, да? Ещё очень интересный был человек, Самуил Гейсберг, тоже из кружка, его тоже не приняли, он уехал учиться в Тарту. В Тарту он выучился, вернулся в Ленинград, здесь он провел несколько лет, потом эмигрировал в Америку. И там сменил занятие, создал программную систему для инженеров, и сейчас уже в статусе миллионера вышел на пенсию и там спокойно доживает свои дни. Вот, то есть, понимаете, человек увидел возможность коммерческого приложения программ по вычислительной математике, это было здорово. Почему я с этого начал - потому что МатМех был не настолько сильный, как можно было бы. Но есть несколько очень интересных человек, которые на МатМехе были. И несколько человек работает - скажем, Игорь Леонидович Братчиков работал на кафедре информатики, Борис Васильевич Филиппов заведовал кафедрой по механике, Михаил Петрович Юшков работает на кафедре теоретической механики, Александр Васильевич Колесов - зам. декана, так что, разные есть люди.

Ну вот очень крупных математиков, таких вот, всемирно известных величин, у нас немного. А, ну ещё вот можно вспомнить Елену Николаевну Поляхову, в честь которой названа какая-то малая планета, так что Поляхова летает по небу.

Чем тогдашние студенты отличаются от нынешних?

И.В.: Вы знаете, нынешние активнее, и самостоятельнее. Они моложе, конечно, это само собой.

Это в каком смысле?

И.В.: Моложе? Ну буквально, понимаете, те были со мной ровесники, а эти гораздо моложе.

А Вам нравится преподавать?

И.В.: Нравится, конечно. Очень люблю преподавать.

У Вас первой курс, дискретная математика, да?

И.В.: Сейчас да.

Давно Вы занимаетесь преподаванием?

И.В.: С 56-го года.

То есть, Вы ещё не закончили...

И.В.: Что?

Вы ведь с 52 по 57 учились?

И.В.: А, простите, с 58, виноват, я ошибся, с 58-го.

Интересно, как в 53-м году восприняли смерть Сталина на МатМехе?

И.В.: На МатМехе не знаю, я был на геологическом факультете.

Как раз в этот год переводились?

И.В.: Да.

Как в студенчестве это событие воспринимали?

И.В.: Ну Вы знаете, была печаль, некоторые мои однокурсники поехали в Москву на похороны... но потом очень быстро стало ясно, что благодаря этому печальному событию я и могу переводиться на МатМех.

Как это связано было?

И.В.: Самым непосредственным образом.

??

И.В.: Самым непосредственным образом. Понимаете, я плод национально смешанного брака.

А. Понял.

И.В.: У меня папа еврей, а мама русская. Я записался в анкете по папе. Вот это и сыграло свою роль.

А Вы жили в общежитии?

И.В.: Нет, я ленинградец.

Какие-нибудь интересные истории из студенческой жизни в общежитии?

И.В.: Мне рассказывал Ильдар Абдулович Ибрагимов, который был курсом старше меня, что он первый год снимал комнату, он тоже не с первого года учился, а потом его поселили в общежитие... Он вообще учился очень здорово, был сталинским стипендиатом... Его очень раздражали спортивные соревнования в коридорах общежития, в частности, бег по стенкам параллельно полу, знаете такое? Ну, я не знаю сейчас практикуется ли такое; понимаете, о чём я? Сам я этого не видел ни разу, но я понимаю, каково это может быть, когда сидишь и занимаешься... Может быть несколько шумно.

Когда Вы последний раз были на Неделе МатМеха?

И.В.: Года два назад, наверное, или три. Хотя, конечно, это каждый раз как зарубка на дереве твоей жизни, но всё-таки я их не считаю..

Как Вы относитесь к такому проявлению студенческой жизни?

И.В.: Ну, оно совершенно необходимо, конечно!

Есть мнение, что математики такие сухие люди...

И.В.: Ну конечно, сухие. Знамо дело, сухие. Поэтому хорошо, что на МатМехе есть достаточное количество девочек.

(смеётся)

И.В.: Они немножко, ну скажем так, не такие сухие.

Хорошо. У вас есть какой-нибудь любимый математический анекдот или история?

И.В.: Мой отец очень любил всякие истории, и мне от него достались несколько отборных историй. Отец преподавал теоретическую электротехнику в Бонче, и у него в курсе было много математики. Он иногда рассказывал какие-нибудь истории, некоторые уже сейчас банальные, знаете, например, студентку спрашивают, как работает трансформатор. Она говорит, он гудит. Профессор говорит, а как гудит. Она говорит: уууу. Потом очень хорош, по-моему, такой анекдот: приходит студент на экзамен, берёт билет, смотрит его, говорит, можно другой. Профессор говорит, пожалуйста. Тот берёт другой, смотрит, можно мне ещё раз попробовать? Пожалуйста. Он берет ещё, можно я ещё попробую? Профессор говорит, нет, достаточно, три. Ассистент говорит, как же три, он же ничего не знает! Профессор говорит, нет, он что-то знает, видите, он искал.

А вот интересно, а у Вас на экзаменах бывают какие-нибудь забавные ситуации?

И.В.: Бывать бывают, но вспомнить не могу сейчас. Разумеется, бывают, но тут особо не повеселишься всё равно.

Ну, иногда бывают клинические случаи, приходит человек, говорит что-то совсем удивительное...

И.В.: Понимаете, всё-таки я на первом курсе читаю довольно простой курс, так что особенно клинического нет. У меня был случай несколько лет назад, когда одна девочка не могла сдать у меня зачёт. Зачёт был очень простой. А девочка поразительной красоты. Я не помню такой красивой студентки. И я её пять раз выгонял, и все улыбаются и говорят, что вот, мол, понятно, в чём тут дело. Но ничего такого вот не было. Это было для меня мучение - каждый раз, невзирая на всю красоту... я не садист.

В конце концов в пятый раз я прекратил мучения вот каким образом. Это уже было в конце сессии, я спросил, как у неё с другими предметами. Она сказала, ничего нет, ни экзаменов, ни зачётов. Я сказал, что вот получите зачет по матанализу, и тогда свой зачёт я Вам поставлю автоматом. И всё. Больше она не появлялась. Это вот самый был тяжёлый случай, мне было её безумно жалко, потому что, понимаете, ужасно жалко, когда такая красивая девочка попадает в такое тяжёлое положение, это нехорошо и несправедливо, верно я говорю? Я ей говорил, что ей надо чем-нибудь другим заняться, где её красота была бы, как теперь говорят, востребована. Ну и она, по-видимому, так и сделала.

Как Вы думаете, с кем ещё можно пообщаться из людей, которые могли бы рассказать про старый МатМех, про прошлое...

И.В.: Малозёмов - великий творец Недель МатМеха, один из авторов оперы Фермата.

Да, я читал.

И.В.: Ну, Вы могли бы и более старых людей спросить, пока они ещё живы. Только что отмечалось 75-летие Василия Михайловича Бабича - он на пять лет старше, тем самым.

А из газет чего-нибудь сохранилось?

И.В.: Нет. Вы знаете, я помню на самом деле из газет только один материал, который произвел на меня очень большое впечатление. Мой однокурсник Толя Гоголев сам подошел ко мне и сказал, что близко от того места, где он живет, возводят дом по совершенно новой технологии. Представь себе, они подъёмными кранами поднимают целую стенку комнаты и ставят на место и вот так вот стенками монтируют. Это было самое начало панельного строительства хрущевского. И вот он хочет написать про это в газету "Математик". Он написал очерк такой довольно большой с собственными фотографиями. Статья пользовалась бешеным успехом. И мы тогда стали такие развивающие вещи вставлять. И находились люди, которые писали очень интересные вещи. Например, на нашем курсе было довольно много немцев. Мы их просили написать про свои родные города. Не что-то такое шаблонное, а вот за что ты любишь свой город. И у нас пошла серия таких любимых мест, причем писали не только иностранцы, но и наши собственные, приехавшие из других мест.

Газета была в единственном экземпляре?

И.В.: Да, это была настенная газета.

И какова была периодичность?

И.В.: Примерно раз в месяц.

Сколько она вообще прожила?

И.В.: Несколько лет.

Вы в ней участвовали до самого конца?

И.В.: До самого конца.

Она, Вы сказали, была пять метров, то есть, там наверное человек десять-двадцать принимало участие?

И.В.: Не-е-ет, что Вы. Человека два-три оформляли. Человека два-три, включая меня, собирали заметки. Это всё... Нет-нет, у нас не было ни кассира, ни зав. отделом кадров, ни инспектора первого отдела, ничего не было. Обходились.

У вас тогда была военная кафедра?

И.В.: Конечно. Мне очень повезло, что и у геологов и математиков была артиллерия в качестве специальности, так что по военной кафедре я перешел без всяких мучений.

И сборы...

И.В.: Были. И там получил наряд вне очереди с прекрасной формулировкой. У нас помкомвзвода был только-только кончающий курсант артиллерийского училища Миша Рабинович. С таким характерным носом. Чего-то я ему не нравился, и однажды, когда я в ответ на его вопрос высунулся, и не первый раз, он построил наш взвод и сказал: "Курсант Романовский говорит, что ему все ясно. На самом деле ему ничего не ясно. Объявляю курсанту Романовскому один наряд вне очереди!"

Image
Курсант Романовский

Вопросы у меня, наверное, исчерпались, если Вы не хотите чего-нибудь добавить от себя...

И.В.: Спросите меня, чем я сейчас занимаюсь.

Да. Чем Вы сейчас занимаетесь?

И.В.: Сейчас я занимаюсь тем, что я делаю компьютерный альбом "Любимые места Петербурга". Он сделан в формате html, знаете, что это такое, да? И в нем сейчас больше, чем две тысячи семьсот картинок.

С описаниями?

И.В.: С некоторыми описаниями.

В интернет не выкладываете?

И.В.: Нет, выложить в интернет это слишком много, все-таки 430 мегабайтов... а доведу я это до целого диска, значит, до семисот. Но я подумал, что отдельные части я всё-таки буду выкладывать; в частности, я сделал словарь всяких малопонятных терминов, например, пандус или сандрик. Словарь представляет сам по себе некоторую ценность, словарь я выложу.

Насчет словаря: есть, например, понятия "сачок" и "баобаб", а были ли аналоги на старом МатМехе?

И.В.: А сачок это место? Да, это я не знал.

Нет, ну и человек и сач... и столовка. Может быть, какая-нибудь столовка тоже...

И.В.: По-видимому, сленга тогда было меньше.

А такой вопрос - какими-то исследованиями в области математики Вы сейчас занимаетесь?

И.В.: Занимаюсь, да.

Если не секрет, чем?

И.В.: Вообще моя область - это решения экстремальных задач и программы для решения экстремальных задач. Последнее время я больше занимаюсь методами поиска так называемых субоптимальных решений. Это когда, кроме решения, на котором достигается минимум целевой функции, надо ещё перебирать близкие значения. Ну, вот - как это делать хорошо.

Спасибо Вам за интервью!

И.В.: Спасибо Вам.

 

Очень интересное интервью с Иосифом Владимировичем

Домашняя страничка Иосифа Владимировича.

Фан-арт, посвящённый Иосифу Владимировичу.

Интересно, что в сети удалось найти одно упоминание газеты "Математик", правда, в негативном контексте. По этой ссылке находится довольно злая статья, в которой, в частности есть любопытные факты про мытарства преподавателей-евреев на МатМехе, и среди них упоминаются весьма известные доселе личности.

Комментарии (0)




busy
< Пред.   След. >
 
Дракон дня

Какой мульт тебе больше всего понравился?

Голосуй!
Катя Кузьменко
Матяня
Оля Лаврентьева
НатАня
Катя Кузина
Аня Лукичёва
Kaena
Анюта Баранова
Саша Симонова
Саша Смоляк
Нафаня
Алиска
Маша Халусова
Юля Бондаренко
Жуть
- - - - - - -
Правила i-miss
Все участницы
О чём говорят звёзды?


Матанёк дня
Линейный арбитр - это арбитр, который на линейную комбинацию нарушений реагирует линейной комбинацией свистков.

Сейчас на сайте:
Гостей - 2

Комментарии:
admin: По адресу из Вашей подписи, увы, почта не доходит. ...
Инна Любарова: Я была костюмером и реквизитором нескольких Дней М ...
Марина Смирнова: Раскинулось поле по модулю пять И в ряд интегралы ...
Михаил Qdr: Математики (в широком смысле) поют: "...А синуса г ...
Семёнов Николай: Да, запомнилось то посвящение. Даже не подозревал, ...
Марина Цкйтина (Хоменко) город Новосибирск: [s][/s] Очень хочется пообщаться с моим родственни ...
в ответ ййй: Есть на сайте целый текст про варианты этой песни. ...
ййй: Проститься с товарищем утром пришли Студенты, что ...
Марина Цейтина (Хоменко): Приятно знать, что у нас есть такой знаменитый род ...
VG140553 : 19-20 В руках он зачетную книжку держал Е ...
Степлтон: Я оцифровал все имеющиеся у меня фото с ДМ-25. Моя ...
Админ: Всеволод, под видеоснимками Вы имеете в виде фотос ...
Всеволод: Светлая память Сажневу Илье Николаевичу (Шерлок Хо ...
Ю: Мм глубокомысленно) good ...
Ксанф Станислав Владимирович: Многое из изложенного в этом фрагменте о профессор ...
неделя | юмор | история | конкурсы | фотки | творчество
     
НЕофициальный сайт Недели МатМеха-47 2007

Перепечатка материалов сайта без разрешения авторов запрещена. При цитировании ссылка обязательна.

Сделать стартовой :: Добавить в избранное :: Добавить в delicious